Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Фродо пьет чай

(no subject)

Прочитал тут интервью с Артемием Троицким про современную белорусскую протестную музыку – весьма комплиментарное: дескать, явления такого масштаба не только в России нет и не было никогда, но и вообще в мировой истории, типа.
Он там привел, в качестве своего фаворита, «Белый легион» с народно-маршевыми песнями . Я, по правде говоря, «Легион» и не слышал раньше никогда, но тут послушал с большим удовольствием.
И эта маршевая речёвка напомнила мне об одном забавном феномене, про который я собираюсь написать вот уже несколько недель (преимущественно именно по воскресеньям вспоминаю):
Практически на каждом марше можно услышать. как протестующие скандируют «Лукашенко – в автозак!». Но нынче звучит это вовсе не так, как рубленые слоганы. которые помнятся ещё с девяностых – вроде: «Лу-ка-шен-ко в ав-то-зак!!». Нет, нынче это произносится нараспев: «Луукаашенкааа в автаазааак!». Причем, правильно это делается так: кто-то один выкрикивает во всю глотку эту кричалку. а толпа повторяет. Ну, если вы видели голливудские фильмы, в которых какие-нибудь морпехи или там курсанты военной академии гоняют во всю мощь бегут трусцой на тренировке, сержант запевает речевку, а все хором повторяют нараспев – то вот примерно такие ассоциации это вызывает ))
Фродо пьет чай

(no subject)

Воскресный вечер, Юля на диване в гостиной показывает Мартинке картинки из «Школы семи гномов», Маруся рядом пилит на скрипке что-то из своей домашки в музыкалке.
Юля показывает Мартине страницу с нарисованной куклой и громко говорит: «Ляля!»
Маруся прерывается, укоризненно смотрит и говорит: «Мама, ну какое ля-ля?? Ты что, не слышишь, что тут си-ля?!»
Фродо пьет чай

Rzeczpospolita jest wielka

Вечер понедельника прошел у меня под знаком Речи Посполитой.
Одно тянуло за собой другое: на ужин у меня был бигос, бигос требует gorzałki. Водки не нашлось, я выпил стопку джина – впрочем, это напиток (хоть и не Gordon’s, а американский Seagram’s, по лицензии разливаемый в Познани) вполне ассоциируется у меня с Польшей – а точнее, с августовским закатом, когда ты сидишь на дюнах и смотришь на отлив, вдыхая балтийский ветер; или делаешь большой глоток из фляжки-piersiòwki, согреваясь от февральского мороза, пробирающего до костей в переулках Старэго Мяста. Огненно-горячий наперченный бигос и джин вызывали жажду, которую я залил тремя бутылками пива – от «Экстры» до «Портера» через «Троицкое». Однако не всякую жажду можно утолить пивом, – и я сунул в проигрыватель сто раз мною виденный “Ogniem i mieczem” Ежи Гофмана. Мне кажется, я знаю не то, что каждый эпизод – каждый кадр этого чудесного фильма, заслуживающего отдельного разговора. Я посмотрел две серии из четырех и – следующий порыв – отправился в другую комнату листать “Potop”, тоже на польском (первый том трилогии остался в родительской квартире) и слушать замечательный альбом “Sarmatia” Яцека Качмарского (скачанный благодаря miram (желающие найдут ссылку в его блоге)). Песни, инспирированные Речью Посполитой веков своего расцвета – шестнадцатого и семнадцатого - замечательным образом перекликаются с фильмом и книгой: в альбоме есть даже песня про Иеремию Вишневецкого, «страшного князя», который перешел из православия в католицизм и – прямо как Дракула – сажал своих врагов на кол, но (католику) Сенкевичу был, безусловно, симпатичен – в отличие от протестанта Радзивилла из «Потопа». (Хотя Вишневецкий, отринувший материнское православие ради политических амбиций и способствовавший тем самым возникновению на Руси бунтов и, - в конечно итоге – потере Украины, которая нашла союзника в лице Московии, в гораздо большей степени навредил Польше, нежели Радзивилл, присягнувший было шведскому королю).
Что ж, бигос в холодильнике у меня еще остался – кто ж его делает малыми порциями? – есть еще две серии фильма, и в книге страниц шестьсот, и водка с пивом найдется – так что тему польшчызны я еще разовью, пожалуй :-)
Фродо пьет чай

про чернокожих чернорубашечников

Я тут недавно писал о партизанских песнях итальянской Резистенцы. Поиски текстов и аудио этих песен попутно привели меня и к altera pars, так сказать, – к песням фашистского Двадцатилетия.

Некоторые из них можно скачать
Я еду в Абиссинию , Пока, блондинка , другие, видимо, подвергнутые цензуре, можно только прочесть – среди последних знаменитая “Giovinezza” («Молодость»)
Giovinezza, giovinezza,
primavera di bellezza,
nella vita nell'asprezza
il tuo canto squilla e va!
Per Benito Mussolini
E per la nostra Patria bella, eja eja alalà!
(Молодость, молодость,
Весна красоты,
В суровой жизни
Звучит твоя песнь!
За Бенито Муссолини
И за нашу прекрасную Родину
Эйа эйа алала! *)

(*это вроде «гип, гип ура!» Собственно, клич для того и придуман был, чтобы заменить варварское «гип, гип, ура!» Состоит из римского восклицания «Эйа!» и греческого боевого клича «Алала!» Придуман итальянским поэтом, авиатором и декадентом Габриэле Д’Аннунцио в 1917 во время какой-то бомбежки. ( Д’Аннунцио, кстати, тот еще отморозок был, по-моему)).

Вообще, культ молодости очень характерен для фашизма. Словами «молодежь», «молодость», «молодой» прямо-таки усыпаны песни того времени. Слово «солдат» сплошь и рядом имеет уменьшительный суффикс (soldatin, «солдатик») – так и представляешь себе лопоухого полуграмотного крестьянского увальня, которого посадили на поезд (он и поезд-то первый раз в жизни увидел) и отправили в Африку – возрождать величие Римской Империи. Однако soldatin не обязательно должен быть малограмотным – это может быть и “gaio (веселый) studentin”, который «бросает книги и университет». (В любом случае, преподносилась идея о том. что ничего и придумать лучше невозможно, чем отправиться завоевывать колонии для Италии – какая уж тут учеба!)

Ну вот, едут эти молодые люди в Абиссинию. И поют залихватский марш “Vado in Abissinia”

Io ti saluto: vado in Abissinia
cara Virginia, ma tornerò.
Appena giunto nell'accampamento
del Reggimento ti scriverò.

(Я с тобой прощаюсь, я еду в Абиссинию
Дорогая Вирджиния, но я вернусь,
Как только я прибуду в расположение
Полка, я тебе напишу…)

Также обращена к оставляемым в Италии женщинам и песня “Ciao, biondina” («Пока, блондинка»)

Ciao biondina
ci rivedremo
un bel giorno
ci incontreremo
da lontan
quando resterò
solo col mio cuor
ti penserò
sognerò
di baciar ancor
la tua treccia d'or.
Addio biondina.

(Пока, блондинка
Мы увидимся вновь,
В один прекрасный день
Мы вновь встретимся
Издалека
Когда я останусь
Один с моим сердцем
Я буду думать о тебе
Я буду мечтать
Вновь поцеловать
Твою золотую косу.
Прощай, блондинка).

Но, блондинки, не верьте молодым солдатикам (тем более, – если они фашисты)!
Не успели поезда отойти от станций, не успели провожающие блондинки смахнуть слезы расставания, как наши soldatin запели песни о тех, кто ждет их впереди. Наверное, самая знаменитая из подобных песен – “Faccetta nera” («Черная мордашка»).
Se tu dall'altipiano guardi il mare,
Moretta che sei schiava fra gli schiavi,
Vedrai come in un sogno tante navi
E un tricolore sventolar per te.

Collapse )
ti porteremo a Roma, liberata.
Dal sole nostro tu sarai baciata,
Sarai in Camicia Nera pure tu.

Faccetta nera, sarai Romana
La tua bandiera sarа sol quella italiana!
Noi marceremo insieme a te
E sfileremo avanti al Duce e avanti al Re!

(Если ты с возвышенности взглянешь на море,
Смуглянка, рабыня среди рабов,
Ты увидишь, словно во сне, многие корабли,
И триколор <итальянский> развевающийся для тебя.

Collapse )
Освобожденную, мы привезен тебя в Рим.
Наше солнце будет тебя целовать
Ты тоже будешь в черной рубашке!

Черная мордашка, ты будешь римлянкой,
Твоим знаменем будет только итальянское,
Мы будем маршировать вместе с тобой,
И пройдем парадом перед дуче и перед королем!

То есть, наши солдатики едут и уже мечтают о знойных чернокожих женщинах.

Кстати, при всей видимости верности идеалам фашизма, песня эта режиму не слишком понравилась. Ее даже попытались «убрать в стол», но без особого результата. То есть, сейчас эту песню клеймят как фашистскую, тогда как в те времена власть относилась к ней достаточно прохладно из-за содержащихся в ней намеков на межрасовые отношения. Такие отношения очень смущали фашистские власти, которые даже выпускали пропагандистские памятки для итальянцев в Эфиопии, в которых то пугали их всяческими заболеваниями, то высокопарно взывали к их «бремени белого человека». Все тщетно – белых женщин в итальянской Африке было очень мало, не спасали положения даже специально доставленные в соответствии с правительственным распоряжением проститутки из Италии. А негритянки еще и ассоциировались с диким, разнузданным сексом…

Читать все это сейчас – забавно. Даже фашизм может казаться глупым, но достаточно безобидным казусом, когда он имеет место не в твоей стране, и не в твое время….