Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Фродо

(no subject)

Я пропустил «Сиротский Бруклин», когда он шел в кинотеатрах пару месяцев назад, хоть и очень хотел сходить на него, посмотрев трейлер – Нью-Йорк пятидесятых годов, частный детектив, расследующий убийство друга и наставника, мужчины в шляпах, женщины в платьях, нуар, блюз и всё, как мы любим. Это я еше не говорю про отличный актерский состав. Но, в общем, не посмотрел, увы – зато оригинальный роман Летжма прочитал, - и роман меня не впечатлил, по правде говоря. Сюжет не то, чтобы очень увлекательный, и не особенно даже правдоподобный. Но, в основном, разочаровало меня то, что действие там происходит в девяностые – а это десятилетие, может,и вызывает интерес и/или ностальгию, когда речь идет о постсоветских странах, но в США, как мне кажется,было довольно скучным.
А тут включаю я телевизор, «Вось-мой» канал – и показывают фильм; я, разумеется, посмотрел, хоть и не с смого начала. И фильм мне понравился, как я и ожидал. От оригинального сюжета там не осталось ничего, кроме детектива с синдромом Туретта, который расследует убийство наставника - весь оставльной сюжет выдуман, кажется, с нуля. Но, с другой стороны, в нашем постмодернистском мире ничего «с нуля» не выдумывается, все сюжеты напоминают о каких-то других сюжетах. Так и «Сиротский Бруклин» сразу напомнил мне другой оммаж классическому нуару, «нео-нуар», уже сам ставший классикой – дилогию Романа Поланского про Джейка Гиттиса «Китайский квартал» и «Два Джейка» (мне, в первую очередь, вспомнился при просмотре фильма Нортона второй фильм дилогии, - хотя он, конечно, намного-намного менее знаменит, чем первый). Ну, вспомнился и вспомнился, стою, пью виски со льдом, утюжу рубашки. Фильм на «Вост-мом» заканчивается, начинается следующий - и какой бы вы думали? – «Китайский квартал». Те же пятидесятые (которые уже тогда, сорок лет назал, были историей) , те же частные детективы, те же власть, коррупция и насилие, элегантные мужчины в шляпах, роковые женщины, блюз и всё, как мы любим.
Если бы это Гугл мне подсунул один из моих любимых фильмов в тот момент, когда я о нем подумал, я бы, может, и не очень удивился. Но от канала белорусского телевидения я, честно, говоря, такого тонкого понимания не ожидал))
Фродо пьет чай

(no subject)

Досматриваю сейчас второй сезон «Детства Шелдона» - параллельно с двенадцатым сезоном «Теории Большого Взрыва» - и не мог не обратить внимания на одну деталь:
Если я правильно помню, в ранних сезонах ТБВ Шелдон Купер регулярно упоминал тяжелые испытания, выпавшие на его долю в детские годы (издевательства со стороны соучеников, непонимание со стороны родственников и пр.) Также, из многочисленных остроумных намеков создается впечатление, что отец Шелдона был, мягко говоря, любителем выпить. Всё это, вкупе с развитым не по годам интеллектом, и сформировало, дескать, непростую, во всех отношениях, личность Купера.
Однако, когда мы смотрим сериал про его детство, мы видим, что маленький Шелли рос, окруженный любовью и заботой, что вся жизнь его семьи, фактически, вертелась вокруг него (если уж на то пошло, его старший брат Джордж и сестра-близнец Мисси имели бы гораздо больше поводов быть обиженными на невнимание родителей, чем он). И отец Шелдона, Джордж Купер-старший, хоть и держит в руке бутылку пива чуть ли не в каждом кадре, где появляется – однако, за сорок серий мы не разу не видели его пьяным, ни разу пиво не помешало его работе, и ни разу он не отказался от выполнения своего супружеского или родительского долга. (Эпизод, в котором он, в костюме и при галстуке, ведет нарядившуюся принцессой Мисси в лучший ресторан, чтобы она не чувствовала, будто вся забота в семье достается одному Шелдону, лично я нахожу очень трогательным). (Если подумать, то Джордж-старший – прямо-таки персонаж для рекламного ролика пива Lone Star))
Мысль о том, что все наши «тараканы», комплексы, дурные привычки т т.п. берут начало в нашем детстве, воспитании и взаимоотношениях с родителями, прочно укоренилась в нашем обществе, и авторы сериала эксплуатируют её на всю катушку: мы видим, что и Леонард, и Воловиц, и Радж получили в свое время от родителей разнообразный травмирующий психику опыт,и именно потому они такие странные чудики , какие есть. Бернадетт сформировала свой взрывоопасный характер как реакцию на маленький рост и писклявый голос; и даже у Эми родители выглядят достаточно странно, чтобы объяснить её неординарность. Но вот Шелдону, как мне кажется, не очень пристало ссылаться на детские травмы для объяснения, почему он вырос в эгоистичного эксцентричного засранца – ведь его семья, на поверку, оказывается чертовски милой, любящей и заботливой.

NB Если кто вдруг еще не смотрел «Детство Шелдона», искренне рекомендую
Фродо

(no subject)

На днях в кинотеатрах Минска начали показывать фильм, на который я непременно собираюсь сходить – «Закон ночи». Фильм про гангстеров, и режиссер Бен Аффлек – вот две причины. каждой из которых хватило бы и по отдельности. А еще он снят по одноименному роману Денниса Лихэйна “Live by Night” (в русском переводе – «Ночь – мой дом»), второму роману из «коглиновской саги», про окончание которой, «Ушедший мир», я не так давно тут писал . Критики к фильму, вроде, отнеслись неоднозначно, но мне плевать – я уверен, что лично мне понравится.
Команда у Аффлека отличная, и сам он – классный режиссер, и актер - тоже, Хотя вот в роли Джо Коглина мне его представлять достаточно неожиданно. Ведь по роману, в 1926 году, когда начинается действие, Джо всего двадцать, а Аффлек, может, и выглядит моложе своих сорока четырех – но никак не на двадцать, конечно. Потому и пришлось биографию главному герою переписывать, сочинив участие в войне и пр.
Нам сейчас не кажется странным тридцати- или сорока-летний гангстер, но, вообще-то, для эпохи Сухого Закона это была диковинка. Во всяком случае, те, про кого помнят, пишут книжки и снимают фильмы и сериалы, являли собой ярчайшую иллюстрацию девиза live fast, die young – редко кто из героев «ревущих двадцатых» доживал до тридцати пяти-сорока (разумеется, если говорить о еврейских и ирландских гангстерах – итальянцы, как правило, отличались бòльшим долголетием). Самому Лаки Лучано, когда он в 1933 году встречался с Джо, уже будучи неоспоримым главой всей американской организованной преступности, было всего тридцать семь. В общем, я жалел, что Бен «пожадничал» и решил сам сыграть главную роль, вместо того, чтобы отдать её, как в своем режиссерском дебюте, братцу Кейси. Кейси Аффлек - мой любимец еще со времен «Прощай, детка, прощай»; да и бандитов и прочих асоциальных элементов ему играть не привыкать (за то, что он не побоялся сыграть главного героя в «Убийца внутри меня», снимаю перед ним шляпу).
Правда, я тут глянул в интернете, как сейчас выглядит Кейси и подумал, что может, он и не стал бы лучшим Коглином. Он, так же, как и страший брат, отпустил бороду – что за дурацкая мода, не могу её понять! (Мне кажется, борода нужна мужчинам, у которых вялый или жирный подбородок или какое-нибудь уродство, от которого следует отвлечь внимание, - а остальным-то она зачем?) Кроме того, он, оказывается. всего на три года младше Бена, то есть, он тоже уже разменял пятый десяток, и образ двадцатилетнего юноши так же не потянул бы. Да уж, все мы не молодеем, и голливудские звезды – тоже.
С другой стороны, нынче «сорок – это новые тридцать», и не столько из-за того, что мы стареем медленнее, сколько потому, что взрослеем позднее. Нет в нас, en masse, какой-то основательности, серьезности, и всего того, что понимается под «взрослостью» - того, что у тех, из двадцатых-тридцатых, как мне кажется, было. И бородами тут не поможешь делу, скорее наоборот.
Фродо пьет чай

(no subject)

Вечером в прошедшую среду я надел твидовую кепку и пальто, которое купил еще в прошлом веке, наполнил виски пятиунцевую карманную фляжку, и отправился в кино смотреть «Союзников». То был последний минский показ этого фильма, и я рад, что успел сходить на него. Фильм мне очень понравился – и я не думаю. что дело лишь в выпитом виски. И свежеиспеченный голливудский холостяк, и Марион Котийяр, и герои второго плана играют вполне убедительно, и антураж тоже не может не радовать любого любителя фильмов сороковых годов.
Действие начинается в 1942ом в Касабланке, и, казалось бы, аллюзии на одноименный фильм неизбежны, но, по правде говоря. лично у меня ассоциации возникли скорее с хичкоковским «Человеком, который знал слишком много» (тем, что 56ого года, а не тем, что 34ого). Впрочем, гораздо больше, чем Хичкока, фильм напомнил мне сюжеты любимого Ле Карре: мне кажется, что сочиняя образ очкастого «крысолова» из Отдела «В», сценарист вспоминал Джорджа Смайли – хотя, конечно, Смайли никогда не мог бы быть таким холодным и безжалостным. (Будь там Смайли, шпионская игра приняла бы совсем другой оборот).
Однако я быстро понял, что мы имеем дело не с миром Ле Карре (в котором вероятность хэппи-энда – фифти-фифти), а с миром Грэма Грина – буквально за пару минут до того. как увидел в руках Брэда. читающего в постели в ожидании судьбоносного звонка, собственно роман Грина «Брайтонский леденец». Когда я увидел эту книгу, я сразу понял. что счастливой концовки ждать не стоит. Единственным вопросом осталось – почему создатели фильма (которые выше всяких похвал в том. что касается подбора реквизита), не дали ему какой-нибудь другой из ранних романов Грина? Будь я на месте Земекиса, вложил бы в руки английского разведчика роман с претенциозным названием «Меня создала Англия», или «Доверенное лицо» (по-английски звучит более по-шпионски - The Confidential Agent), или “Это поле боя», или «Наемный убийца» или – конечно же, этот роман должен был прийти на ум самым первым! – «Ведомство страха».
К сорок четвертому, когда разворачивается действие заключительной части фильма, этот роман про нацистских шпионов в Лондоне был не только написан, но уже и снимался голливудский фильм по его мотивам.
Собственно, сейчас я нашел у себя диск с данным фильмом (1944 год, режиссер – великий Фриц Ланг!), который смотрел когда-то давно и сейчас с удовольствием пересмотрю, (запивая просмотр большой порцией двенадцатилетнего «гленливета», слегка разбавленного водой – хотя этот фильм и без виски хорош).
Фродо пьет чай

(no subject)

Всем известно, что из киножанров лжеюзер Иль-Гаттопардо решительно предпочитает «нуар». Однако это отнюдь не означает, что ему чужды иные жанры – даже комедии, если, конечно, они немые черно-белые и не российские.
Именно на романтическую комедию он и приглашает завтра, 9 января, своих френдов (тех из них, разумеется, кто находится в Минске и окрестностях). Фильм называется «Однажды майской ночью» (Eine Nacht im Mai) и снят в Германии в 1938ом – в год аншлюса, раздела Чехословакии и «хрустальной ночи». В главной роли – Марика Рёкк. Фильм демонстрируется в рамках ретроспективы, посвященной собственно Марике, в Музее кино за Красным костелом. Начало сеанса в 18.30.
Традиционно, пришедшие будут угощаться бренди. Так как фильм немецкий, то и бренди будет немецкое. Herzlich Willkommen!

(no subject)

Ни для кого не секрет, что лжеюзер Иль-Гаттопардо любит нуарные фильмы. Да и как их не любить? ведь нуар повествует нам о временах, когда мужчины были мужчинами, женщины – женщинами, мир был черно-белым, машины - угловатыми, галстуки – узкими, стаканчик виски – социально приемлимым напитком для середины рабочего дня, трава – зеленей, девушки – моложе
К сожалению, собственно нуарные фильмы у нас показывают редко. поэтому вышеозначенный лжеюзер соглашается на любое черно-белое кино паллиативы. В частности, нелишне помнить о французских корнях данного американского жанра (на которые указывает само слово noir). А, памятуя о французских корнях, стоит обрать внимание на тот факт, что в Музее кино идет ретроспектива фильмов Анри-Жоржа Клузо.
Лжеюзер Иль-Гаттопардо с удовольствием бы сходил на культовую «Набережную Орфевр» - но, когда ее показывали, он находился на пару тысяч километров к юго-западу от кинотеатра. С неменьшим удовольствием он посмотрел бы и не менее культовых «Дьяволиц» - но, когда их будут демонстрировать (на будущей неделе), он окажется на пару тысяч километров юго-восточнее. Однако не все потеряно: 16 ноября, т.е. в эту пятницу, иными словами - послезавтра, в Музее кино будут показывать брутальный мужской триллер «Плата за страх» выпуска приснопмятного 1953го года. (Надеюсь, что черно-белый, хотя это фильм - одним из первых вообще – в восьмидесятые годы раскрасили, что твоего Штирлица).
Если кто-то из друзей лжеюзера тоже любит черно-белое старье классическое кино (с Ивом Монтаном в главной роли, к слову) – добро пожаловать на просмотр в 18.30!
Традиционно: хоть лжеюзер и считает, что чрезмерное алкогольное опьянение не может не помещать правильному восприятию французского кинематографа, он также уверен, что рюмочка коньяка (французского, конечно) никому повредить не может; и собирается данной рюмочкой угостить тех из френдов, которые изъявят желание совместно приобщиться к шедевру. Bienvenue, как говорится!
Фродо пьет чай

Убийцы

Я читал рассказ «Убийцы» Хемингуэя очень давно, но хорошо помню его. Фактически, это, наверное, самый запоминающийся рассказ из никадамсовской серии – абсолютный экзистенциализм, минимум действия со стороны героев. Ник Адамс – типичный наблюдатель, фиксирующий присходящее вокруг, но почти не вмешивающийся. Он сродни Ситке Чарли из джеклондоновского «Тропой ложных солнц», который стал свидетелем кусочка чужой жизни, - не понимающий смысла поступков людей рядом с ним, могущий лишь строить догадки о том, что явилось их причиной или предысторией. «Убийцы» - эта такой же короткий и яркий эпизод, история без начала и даже без конца (потому что, когда она заканчивается Швед еще не убит – и, быть может, вопреки очевидному, и не будет убит).
In se этот рассказ тянет разве что на короткометражку – каковую, между прочим, и сняли студенты Тарковский с Гордоном в советские пятидесятые (роль Шведа сыграл еще один тогдашний студент – Василий Шукшин). Короткометражка эта, разумеется, интересна преимущественно снобам-киноманам – из-за имен в титрах.
Но еще в сороковые этот рассказ лег в основу голливудского фильма Роберта Сиодмака (которого Тарковский со товарищи в свои студенческие годы, конечно же, не видели и видеть не могли), и именно про этот фильм я и собираюсь поговорить в свойственной мне занудно-повествовательной манере.

Collapse )

Но фильм очень хороший, рекомендую. Оскаровский номинант, кстати.
Фродо

феминистский взгляд на полицейский фильм

Я давеча купил и посмотрел фильм “Detective Story” Уильяма Уайлера с Кирком Дугласом и Элеанор Паркер в главных ролях. Я покупал его как cop movie, совершенно не ожидая, что он окажется нуаром (я, хоть и предельно широко трактую понятие «нуар», вплоть до включения в категорию «Блэйд Раннера» и «Син Сити», всё же не отношусь к числу тех. кто числит нуаром любой черно-белый фильм с преступлением). Насколько я понимаю, этот четырежды номинированный на «Оскара» фильм никто собственно нуаром не называл, - однако что же и делает фильм нуаром, если не загадочные женщины в платьях и с яркой помадой на губах, крепко пьющие мужчины в длинных плащах и узких галстуках; бесконечная ночь, непрекращающийся дождь, крутые пушки и быстрые машины; мерцание неоновых вывесок и плачущие блюзовые мелодии; любовь, боль и смерть головокружительный коктейль из долга, преступления, секса, любви и своеобразных представлений о справедливости?
Collapse )

Да, чего, собственно, сказать хотел-то: фильм хороший, рекомендую к просмотру.
Альбус

кино и история

Я в последние дни тут с большим удовольствием смотрел-пересматривал трилогию Ежи Гофмана по романам Сенкевича: «Огнем и мечом», «Потоп» и «Пан Володыевский». Пан Ежи перещеголял Джорджа Лукаса: тот снял начало своей космической саги через двадцать лет после второй части, а Гофман не только снял «Огнем и мечом» (первую часть трилогии) через четверть века после «Потопа» - он еше и «Потоп» (второй роман серии) экранизировал через пять лет после «Пана Володыевского» (соответственно, третьего). Одних и тех же персонажей (Володыевского, Заглобу) играют разные актеры, зато один и тот же актер играет в трех фильмах трех разных персонажей! (Я, конечно же, говорю об Ольбрыхском, мэтре польского кино).
В связи с просмотром «Потопа» вспомнилось мне посещение художественной выставки «Грюнвальд» пару недель назад. Там были картины, гравюры и скульптуры, посвященные не только Грюнвальдской битве, но и истории Беларуси и ВКЛ в целом. Очень много было портретов князей и магнатов. Я, обыкновенный белорус, не особо подкованный в истории, Гедимина с Витовтом, может, и не перепутаю, но вот чем Ягайло отличается от Кейстута, а Радзивил «Сиротка» – от Радзивила «Коханка», вряд ли скажу. Наши художники и скульпторы в этом отношении кажутся гораздо более продвинутыми: так, скажем, по одной выставке можно было бы, скажем, Витовта изучить полную биографию, кажется. Но больше меня поразили два бюста, изображающих Богуслава Радзивила – того самого, из «Потопа». Сенкевич нарисовал портрет этого бретера, бабника, циника и предателя довольно темными красками, но вот - поди ж ты! – нашлось целых два белорусских скульптора, которые почему то вдохновились этим персонажем достаточно, чтобы изваять его в бронзе!

плоть падших ангелов

По TV XXI сейчас показывают «Секреты Лос-Анджелеса». Я всегда с удовольствием смотрю этот фильм, хотя он, по моему убеждению, и не дотягивает до оригинальной книги. Ну, тут мало что можно сделать: роман Эллроя – это эпопея протяженностью в восемь лет, с десятками персонажей, ядро «Лос-Анджелесского квартета», яркими мазками рисующего темную сторону жизни Города Ангелов с середины сороковых по конец пятидесятых годов прошлого века. Чтобы должным образом экранизировать его, следовало бы взять в качестве режиссеров Фрица Ланга, Абеля Феррару и Роберта Родригеса, да еще и замахнуться на формат мини-сериала, хотя бы на дюжину эпизодов. А то события, между которыми в романе проходят годы, в фильме следуют друг за другом в течение дней, а то и часов, сгущая действие до сверхъестественной плотности – у героев, кажется, нет ни секунды передышки. Многие важные фигуры романа, вроде Престона Эксли, вообще исчезли, другие – как Инес Сото – были «урезаны» даже не до ролей второго плана – практически до уровня статистов.
Вот в том, что касается подбора актеров, придраться особо не к чему. Конечно, тот факт, что многие второстепенные персонажи подверглись кардинальным метаморфозам, не мог не наложить свой отпечаток: Сид Хадженс стал слишком симпатичным (иначе и быть не могло, раз уж играть его доверили Дэнни Де Вито), тогда как обаятельный авнтюрист Базз Микс (герой «Города греха», погибающий в прологе «Секретов») почему-то превратился в похожего на игуану старикашку. Зато сложно теперь представить, что кто-то еще, кроме Рассела Кроу, мог сыграть роль Бада Уайта; и Кевин Спейси в роли «Большого Джека» Винсеннеса очень убедителен. Кстати, Спейси обладает тем же типом внешности, что и звезды нуарных голливудских фильмов начала пятидесятых – он действительно похож на Джона Пэйна в «Секретах Канзас-Сити» (да, я знаю, что обычно “Kansas City Confidential” переводят как «Тайны Канзас-Сити», но параллель названия с “L.A. Confidential” уж очень на поверхности лежит :-)). Рассел Кроу в роли Бада Уайта чем-то напомнил мне Дану Эндрюса в «Лоре» (тогда как Спейси неуловимо похож на него же, но в «Там, где кончается тротуар»). Наконец, Ким Бейсингер, играющая дорогую проститутку Линн Брэкетт, по сюжету как две капли воды похожую на актрису Веронику Лэйк, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО похожа на настоящую Веронику из «Стеклянного ключа».

Жаль только, что этим великолепным и великолепно подобранным актерам фактически нечего играть. Второстепенные герои вообще плоские, да и у главных отобрали или упростили внутреннюю драму. В фильме мы болеем за Бада Уайта, Джека Винсеннеса и Эда Эксли потому, что они (с небольшими оговорками) хорошие. В книге мы сопереживаем им, несмотря на то, что они, в большей или меньшей степени, плохие. Их боль, комплексы, страдания или (даже!) преступления делают их ближе, заставляют сопереживать им, прощать им многое. Уайт, который пошел в полицию, чтобы отыскать и убить собственного отца, до смерти забившего мать; сбежавший с поля боя Эксли, инсценирующий на Гуадалканале героический подвиг для того, чтобы снова сбежать – теперь уже с войны вообще; Винсеннес, откупающийся от собственной совести за убийство двух невинных людей полученными на взятках деньгами. Пусть средний читатель и не испытывал драм подобного масштаба, все же у всех у нас есть свои внутренние демоны, есть темная сторона, и мы с сочувствием относимся к этим героям, потому что можем представить себя на их месте, потому, что мы тоже – далеко не ангелы. Джеймс Эллрой больше верит в это наше сопереживание, нежели сценаристы фильма. В фильме сбежавшие негры-насильники оказались вооружены, когда Эд Эксли пришел за ними со своим дробовиком, и даже застрелили его напарника – все для того, чтобы он мог с чистой совестью перестрелять их. В романе все четверо застреленных были безоружны – ну и что из того, разве стал кто-то из читателей презирать или ненавидеть Эксли из этого? Да, эти копы, бывает, избивают подозреваемых, подтасовывают улики, лгут, угрожают, шантажируют – но мы их прощаем. Просто они продали свои души ради той Абсолютной Справедливости, для достижения которой они жертвуют самыми дорогими людьми и самими собой. Справедливость восторжествует, но хэппи-энда не будет. Во всяком случае, в книге.
В финале фильма Линн говорит Эду: «Одним достается весь мир, а другим – бывшая проститутка и поездка в Аризону». В книге ее реплика на этом не кончается – там еще: «Ты – из первых, но, видит Бог, я не завидую тебе, со всей той кровью, что у тебя на совести».

Что ж, всё правильно, всё расставлено по местам: Уайт, может, и заслужил душевный покой, но заплатил за это превращением в инвалида. Большой Джек, чуть только показалось, что он расплатился по счетам и может надеяться на счастливую семейную жизнь на пенсии, получает пулю в лицо. Эдмунду Эксли суждено достичь вершин профессиональной и политической карьеры, прожить жизнь долгую и успешную – но лишенную радости и счастья. В этой мере вещей – вся логика нуара, его физика и арифметика. Каждый получает по заслугам, а значит – никто ничего особо хорошего не получает.

Ведь в жизни никто из нас не хочет получать по заслугам – все хотят получить БОЛЬШЕ того, что заслуживают. Мы хотим меньше работать, больше отдыхать и зарабатывать, меньше давать, больше получать, хотим брать кредиты под смешные проценты или вообще выигрывать в лотерею. Мы хотим, чтобы наши жены любили нас, но чтобы сами мы могли наслаждаться общением с юными красотками. Мы хотим превышать скорость, но не хотим ни платить штрафы, ни разбиваться в авариях в мокрый фарш. Мы не хотим бегать трусцой и ходить в тренажерный зал, но хотим быть стройными и красивыми. Мы хотим пить и развлекаться, но не хотим испытывать похмелье на утро. Такова жизнь и таковы люди, и что ж тут поделаешь? Как говорится, homo sum, humani hihil…, и кто я такой, чтобы бросать в кого-то камни?
Но лично мне, все-таки, почему-то приятно, что существует нуар, мир, в котором, может быть, и нет радости, но есть справедливость; мир, в котором, если ты выпил вечером шесть двойных порций виски, то наутро у тебя будет болеть голова ;-)